Археология

Археология пещеры Шульган-Таш

Первые, случайные палеоантропологические и археологические находки в пещере Шульган-Таш были сделаны в середине XVIII и конце XIX веков. 7 января 1760 г. П.И. Рычков в районе Сталагмитового и Купольного залов обнаружил «сухую человеческую голову» (вероятно, человеческий череп) (Рычков, 1760). 3 марта 1897 г. члены Оренбургского отделения Императорского географического общества, ориентировочно в том же месте, нашли череп человека, частично покрытый отложениями кальцита (Симон, 1897). В июне 1899 г. сотрудники Зоологического музея Императорской Академии наук Р. Шмидт и Г. Якобсон подобрали в пещере нуклеус, который в последствии был передан на хранение в Музей археологии и этнографии (Кунсткамеру) г. Санкт-Петербурга (Матюшин, 1978).

После открытия в пещере палеолитических изображений в 1959 г., начались систематические исследования ее рыхлых отложений. За более чем 60 лет археологическими исследованиями охвачено 119 м2 пола пещеры.

С 1960 по 1974 гг. раскопки в пещере проводились Экспедицией Института археологии АН СССР под руководством О.Н. Бадера. В разных частях пещеры было заложено 5 раскопов. С 1982 по 1991 гг. археологические работы в пещере продолжила комплексная Южноуральская палеолитическая экспедиция Ленинградского отделения Института археологии АН СССР под руководством В.Е. Щелинского. Раскопки проводились только в зале Знаков, на участке, приуроченном к декорированной северной стене. Между ранними раскопами О.Н. Бадера, на площади 68 м2, был обнаружен и исследован стратифицированный участок с верхнепалеолитическим культурным слоем.

После перерыва, археологические работы в пещере возобновились в 2004 г. Археолог Т.И. Щербакова провела доисследование раскопов О.Н. Бадера в зале Рисунков, и отобрала образцы угля и грунта. В 2008 г. начали работу экспедиции Московского государственного университета им. Ломоносова (руководитель В.С. Житенев) и Института истории языка и литературы Уфимского исследовательского центра РАН (руководитель В.Г. Котов). С этого времени, раскопки в пещере проводятся ежегодно, на небольших площадях.

Культурные слои и археологические находки

Археологическими исследованиями в пещере выявлены следы пребывания человека в различные исторические периоды. Отложения пещеры хорошо стратифицированы, и на некоторых участках включают несколько горизонтов: этнографического времени, эпохи бронзы и верхнего палеолита.

Портал и Главная галерея—О.Н. Бадер заложил два шурфа на входе в пещеру, в гроте Портал. Культурные остатки в них не были обнаружены. Исследователь пришел к выводу о молодом возрасте рыхлых отложений на этом участке и коротком периоде их формирования. Далее по ходу в пещеру, в Главной галерее, В.Г. Котовым на поверхности грунта было собрано около сотни костей и три орудия из кремня (Котов, 2020). Предположительно здесь же, в Главной галерее, в конце XIX в. Р. Шмидтом и Г. Якобсоном был найден нуклеус янгельского типа (мезолит, 11–9 тыс. лет назад; Матюшин, 1978).

Ступенчатая галерея—Ближайший ко входу в пещеру участок древних культурных отложений был обнаружен на первом уступе Ступенчатой галереи. В ходе раскопок, здесь выявлены четыре разновременных горизонта отложений, содержащие следы деятельности человека. Три из них, включающие вкрапления охры и угля, отнесены к периоду позднего палеолита. Верхний горизонт содержал изделия мезолитического облика (Котов, 2019).

Культурные остатки палеолита представлены в основном изделиями из известняка и кальцита. Также обнаружены единичные орудия, выполненные из яшмы, кварцита и кремнистой породы серо-зеленого цвета. Выделены следующие типы изделий: резцы, резчики, острия, орудия с шипом, разнообразные скребки и микроскребки, микроострия, проколки, скребла, рубящие орудия, орудия на расколотых гальках (Котов, 2014).

Сталагмитовый зал—На первом этаже пещеры, начиная от зала Сталагмитового и далее в Купольном зале, на уровне современной поверхности грунта, были встречены палеоантропологические материалы. При шурфовке западной ниши Сталагмитового зала, на глубине до 35 см были обнаружены верхняя челюсть и фрагменты черепной коробки человека. Эти материалы не датированы, но предположительно относятся к концу II – началу I тысячелетия до н.э. (поздний бронзовый век). В этом же месте, нижние горизонты содержали шесть разновременных культурных слоев, отнесенных к верхнему палеолиту.

Купольный зал—В следующем зале первого этажа пещеры, Купольном, заложено 7 археологических раскопов. Исследования, в основном, были сконцентрированы в районе западной стены зала у Западной ниши или так называемой ‘Капеллы черепов’. Менее значительные по объему археологические работы были проведены в юго-восточной части зала, у глыбы с фрагментом зооморфного изображения и в ходе Горло.

Причиной интереса археологов к Западной нише первоначально послужило случайное обнаружение фрагмента человеческого черепа на поверхности грунта. Сопутствующие останкам археологические находки позволили получить относительную датировку по четырем фрагментам керамики. Эти фрагменты с осторожностью могут быть атрибутированы локальной для уральского региона межовской археологической культурой (XIII – VII вв. до н.э.). На этом же участке, в нижележащих культурных слоях задокументировано не менее девяти горизонтов посещения пещеры в верхнем палеолите. Эти горизонты содержали скопления охры, уголь, следы истлевших органических предметов, а также окрашенные охрой плитки известняка и кальцита.

Археологические находки Купольного зала представлены подвеской из раковины моллюска с отверстием, зубом марала с отверстием, тремя фрагментами костяных игл, и фрагментами костей мелких животных, орнаментированных ромбами и крестиками. Помимо многочисленных изделий из известняка и кальцита, найдены пластины из черного и серо-зеленого кремня, микроострие с ретушью из серого кремня, орудия из речных галек и зауральской яшмы. Палеонтологические находки включают останки сурка и челюсть бизона.

Зал Знаков—На сегодняшний день, самым изученным в археологическом плане отделом пещеры является зал Знаков. Первые археологические раскопки здесь проведены О.Н. Бадером в 1960–1962 гг., сразу после открытия наскальных изображений. В раскопе, заложенном у северной стены зала, был выявлен культурный слой, предположительно, этнографического времени, залегавший на глубине 8–34 см. Ниже, в толще глинистых отложений найдены кусок древесной коры, фрагмент лопатки животного плохой сохранности (на глубине 85 см) и многочисленные вкрапления углей. Во втором раскопе у восточной стены на глубине 33 см зафиксированы следы как минимум двух кострищ, представленные скоплениями угля, мощностью до 5 см. О.Н. Бадер предположил, что слои грунта, залегавшие ниже ок. 35 см, связаны с периодом нанесения изображений.

В 1982 г., у северной стены, экспедиция В.Е. Щелинского выявила культурный слой верхнего палеолита, мощностью от 2 до 12 см, залегавший на глубине ок. 50 см. Пещерные отложения на этом участке были хорошо стратифицированы. Анализ особенностей прослоек грунта позволили Щелинскому (1996) констатировать неоднократное изменение условий осадконакопления. Отложения озерно-аллювиального происхождения перемежались с отложениями, сформировавшимися в условиях, когда полость освобождалась от стоячей и проточной воды. Вероятно, значительная часть горизонта посещения была полностью размыта и уничтожена водой. Сохранившаяся часть культурного слоя в верхней своей части была сильно повреждена эрозией.

В культурном слое зафиксированы несколько кострищ; самое крупное из них диаметром ок. 1 м. Кроме этого, слой содержал скопления зольно-угольной массы и прослойки, окрашенные сажей и охрой. Также отмечены волокна древесного тлена и пережженные кости животных. Этот палеолитический культурный слой, перекрыт горизонтом этнографического времени.

Находки из раскопа представлены украшениями в виде четырех бусин из серпентинита, подвесками из раковин моллюсков, костяных пластинок и гальки, фрагментом обожженной глиняной лампы (?), и известняковой глыбой с частью зооморфного изображения, сделанного красной охрой. Найдены также около десятка истертых охряных карандашей различной цветовой гаммы, толщиной до 3.

Сколы-заготовки каменных орудий представлены пластинами. Орудия из скола со вторичной обработкой включают острие типа граветт, концевые скребки, орудие с резцовым сколом, орудие с клювовидной рабочей частью, пластины с обработанным концом, выемчатое орудие, зубчатые орудия, пластины с ретушью и микроизделия. Результаты функционально-трасологического анализа показали высокий процент изношенности указанных орудий (Щелинский, 1997). Говоря о коллекции каменных орудий, следует выделить изделия из кремня и яшмы. Сырье для изготовления этих орудий, как и серпентинит, использовавшийся для изготовления украшений, не встречается в районе пещеры Шульган-Таш, но широко распространено в 100 км, в юго-восточном Зауралье.

На рассматриваемом участке раскопок впервые было зафиксировано большое количество отщепов и чешуек из известняка и кальцита. Аналогичный массовый материал составляет большую часть археологических коллекций, полученных из всех последующих раскопок. Отметим, что часть сколов известняка, по-видимому, имеет естественное происхождение (результат десквамации поверхности стен). В.Е. Щелинский ссылаясь на результаты трасологического анализа указывает, что изделия из известняка и кальцита не использовались в качестве орудий труда или заготовок для них (Щелинский, 1996). В.Г. Котов предполагает, что раскалывание пород имело обрядовый характер (Котов, 2019).

Из культурного слоя залов Знаков происходит крупная коллекция (65 экз.) украшений из раковин. Я.И. Старобогатов определил среди них следующие виды ископаемых (плиоцен и ранее) пресноводных моллюсков: Theodoxus cf. astrachanicus Stew., Bithynia curta, Bithynia cf. troscheli (Paasch), Dreissena Pontodreissena sp. (Ščelinsky, Širokov, 1999). Авторы отмечают, что некоторые из указанных видов моллюсков пока не встречались на территории Урала, но широко распространены в отложениях р. Волги и побережья Каспийского моря. По мнению В.С. Житенева, присутствие этих раковин может говорить о значительной мобильности позднепалеолитических коллективов и указывать на их возможные миграции на большие расстояния (Житенев, 2018). В.Г. Котов считает, что наличие раковин можно объяснить и без гипотетических перемещений на большие расстояния, поскольку описанные раковины, теоретически, должны встречаться в отложениях плиоценового Протокаспийского (Акчагальского) моря на расстоянии ок. 200 км от пещеры Шульган-Таш (Котов, 2019)

Следует отметить, что в периоды снеготаяния или обильных осенних осадков, в залах Купольный и Знаков появляются ручьи и временные озерца. Временные водотоки уничтожили культурные отложения на значительной площади залов; культурные слои эпохи палеолита сохранились только на участках, отдаленных от таких водотоков.

Зал Хаоса—Последний зал первого этажа пещеры, зал Хаоса, имеет небольшие площади рыхлых отложений. В этом зале многочисленные археологические находки были сделаны среди глыб завала. Здесь обнаружены чашечка из серпентинита, костяной игловидный двухпазовый наконечник стрелы, лощило из ребра животного, а также крупные скопления охры. Собран, также, разнообразный палеонтологический материал.

В 2010 г., в шурфе, заложенном В.Г. Котовым на небольшом участке открытого грунта в Щели зала Хаоса были описаны не менее трех культурных горизонтов верхнего палеолита. Находки представлены плоской ретушированной галькой, чешуйкой черного кремня, сколом с бивня мамонта с ретушью, 12 кусками железосодержащих пород и кусочками гематита. В культурном слое содержалось также множество сколов известняка и кальцита, в т.ч. окрашенных охрой.

Второй этаж пещеры—Культурный слой второго этажа пещеры беден находками и отличается незначительной мощностью. В грунте у Восточного панно зала Рисунков были найдены крупинки охры, окрашенные плитки известняка, уголь, несколько речных галек и мелкие гальки серпентинита. Раскопки у Западного панно (PH-1962-C) зала не выявили выразительных следов деятельности древнего человека. В шурфе около арки зала (PH-2012) выявлена прослойка охры и найдена пронизка из кальцита.

Культурные остатки верхнего палеолита пещеры Шульган-Таш содержат признаки художественной деятельности в виде охряных карандашей, а также окрашенных охрой обломков известняка, кальцита и прослоев грунта. Картину дополняют обнаруженные вне раскопов скопления красочного пигмента (до нескольких кг), а также следы возможного просыпания сухого пигмента и разбрызгивания краски на основе охры.

Все исследователи сходятся во мнении, что культурные отложения пещеры сформировались в результате многочисленных, но непродолжительных ее посещений древним человеком, по-видимому, связанных с совершением обрядов. В первую очередь, это выражается в крайне малом количестве костей животных, которые могли бы быть интерпретированы как «кухонные остатки». Отмечается слабая структурированность распределения культурных остатков, отсутствие рабочих площадок и незначительная мощность угольных прослоек, маркирующих периоды посещений (Щелинский, 1996; Житенев, 2018).

Технико-типологический анализ каменных изделий в разных залах и различных по глубине горизонтах показал, что культурные отложения эпохи камня относятся к одной культурной традиции. В целом, памятники верхнего палеолита уральского региона демонстрируют сходство. Большая их часть может быть отнесена к «кругу стоянки Талицкого», куда входят памятники пещер Кульюрт-Тамак, Байсланташ, Шульган-Таш и Игнатиевская (Павлов, 2007). Наличие в инвентаре памятников острий типа граветт может свидетельствовать о контактах с группами, пришедшими с территории Русской равнины или из более западных регионов (Котов, 2021). При этом, связь между культурными остатками, выявленными в пещере, и археологическими памятниками ее ближайшего окружения до настоящего времени убедительно не продемонстрирована.